Сайт ВолгГМУ

Тел. +7 (8442) 38-54-21

Волгоград, пл. Павших Борцов,1

triangle
br/>
<>


«Русская роза, погибшая на болгарской земле»

Библиотека ВолгГМУ продолжает цикл рассказов об удивительных женщинах, сестрах милосердия. Экспозиции выставки «Жить на земле не только для себя…» уже рассказывали о героизме медицинских работников во время Сталинградской битвы, об участницах русско-турецкой войны Е. А. Бакуниной и Е. А Хитрово. В декабре в зале каталогов библиотеки можно познакомиться с литературой и материалами, посвященной жизни еще одной замечательной женщины. На этот раз речь идет о Юлии Петровне Вревской.

Год ее рождения точно не установлен. По одним источникам Юлия Петровна родилась 25 января 1838 года, по другим – в 1841 г. Баронесса Юлия Варпаховская училась в Одесском институте благородных девиц, затем в Ставропольском «Среднеучебном заведении Св. Александры для воспитания женского пола». В 1857 г. вышла замуж за И. А. Вревского. Семейная жизнь продолжалась недолго: в конце 1858 года генерал Вревский был тяжело ранен в бою и вскоре скончался. Юлия осталась вдовой в 18 лет. Если бы молодая женщина выбрала для себя судьбу, типичную для женщин ее круга, история, скорее всего, не сохранила бы ее имени. Но деятельная натура Юлии Петровны требовала большего, чем придворные обязанности и светская жизнь. За 10 лет, проведенных при дворе императрицы, она побывала во Франции, Италии, Сирии, в Африке, Палестине. Говорят, что мечтала попасть в «экзотическую» Индию… Много читала. Была признана одной из звезд столичного бомонда. Среди ее друзей - талантливые люди, знаменитые русские писатели: Д. В. Григорович, В. А. Соллогуб, поэт Я. П. Полонский, художники В. В. Верещагин и И. К. Айвазовский. Она была знакома с Виктором Гюго и Ференцем Листом. Великий русский писатель И. С. Тургенев посвятил ей стихотворение в прозе «Памяти Ю. В. Вревской»…

Светская жизнь бурлила, словно картинки калейдоскопа сменяли друг друга развлечения. И тем не менее, по-видимому, все это было не то, чего-то не хватало … Душе хотелось чего-то большего. Интересно, что Ю. П. Вревская, несмотря на обилие книг, статей и исследований о ее жизни (в 1977 г. был снят даже фильм), осталась одной из самых закрытых знаменитостей. Чем жила ее душа? Кого она любила, что считала в жизни главным – биографам так и не удалось разгадать ее тайну. Остались лишь свидетельства, что бесконечно добрая и деятельная по натуре, Юлия Петровна старалась чем возможно помочь всем тем, с кем она так или иначе встречалась или общалась длительное время.

В апреле 1877 началась русско-турецкая война. Известие об объявлении войны всколыхнуло все слои русского общества. Вревская продала свое имение, снарядила санитарный отряд и отправилась в действующую армию. Фрейлина императрицы стала простой сестрой милосердия! Сестрам доставалась ответственная, но грязная работа. Они перевязывали раненых, наблюдали за сменой белья, раздавали по назначению врачей лекарства и пищу, собственноручно кормили трудных больных и тяжелораненых. Некоторые из них исполняли обязанности заведующих кухней, буфетом, складом белья. Юлия Петровна добилась разрешения работать на самых передовых позициях. Вревскую назначили ассистентом при ампутациях. Она писала сестре: «Я так усовершенствовалась в перевязках, что даже на днях вырезала пулю сама и вчера была ассистентом при двух ампутациях». По очереди приходилось сопровождать санитарные поезда, где работа была особенно сложной и тяжелой, так как товарные вагоны были непроходными, а число больных и раненых, находившихся в них, огромным. Количество санитарных поездов еже­дневно возрастало, а время в пути все увеличивалось. «Война близко ужасна, сколько горя, сколько вдов и сирот», — писала Юлия Петровна на родину. Как и многие другие сестры милосердия, Вревская чувствовала сильное переутомление после тяжелой четырехмесячной работы в госпитале. Она собиралась пойти в отпуск и провести его у сестры на Кавказе. В ее дневнике сохранилась такая запись: «Императрица меня звала в Петербург. Князь Черкасский передал мне её слова: „Не хватает мне Юлии Петровны. Пора уж ей вернуться в столицу. Подвиг совершён. Она представлена к ордену“. Как меня злят эти слова! Они думают, что я прибыла сюда совершать подвиги. Мы здесь, чтобы помогать, а не получать ордена». В отпуск она так и не пошла. Отговорилась тем, что много работы, что удерживает ее сочувствие к солдатам. Биографы с горечью отмечают, что «подвиг её напоминает, скорее, медленное самоубийство. Она словно все отринула для себя из той, прошлой жизни, словно прошла тот отрезок до конца и ни при каких обстоятельствах не желала возвращаться на прежний маршрут» [2, с. 355-369].

А может, именно в тот период жизни она обрела внутренний покой, поняла, в чем ее истинное предназначение, и боялась теперь все это потерять…

5 (17) января 1878 г. Юлия Петровна Вревская заболела тяжелой формой сыпного тифа, заразившись от одного из больных. «Четыре дня ей было нехорошо, не хотела лечиться… не знала опасности своего положения; вскоре болезнь сделалась сильна, впала в беспамятство и была все время без памяти до кончины, то есть до 24 января 1878 г. У нее был сыпной тиф, сильный; очень страдала, умерла от сердца, потому что у нее была болезнь сердца», – пишет, очевидно, со слов кого-либо из сослуживцев Юлии Петровны ее сестра, Н. П. Вревская. » [2, с. 355-369].

В. Гюго, французский писатель, назвал эту удивительную женщину «русской розой, погибшей на болгарской земле»…

На выставке, посвященной Ю. П. Вревской, вашему вниманию представлены литературно-художественные произведения, посвященные ей, материалы, рассказывающие о деятельности сестер милосердия, Приглашаем всех желающих познакомиться с экспозицией.

 

Научная и художественная литература о жизни и деятельности сестер милосердия:
1.    Большая медицинская энциклопедия : [в 30 т.]. / АМН СССР ; гл. ред. Б. В. Петровский. - 3-е изд. - М.: Сов. энциклопедия.
2.    Герои Шипки : сборник. – М. : Мол. гвардия, 1979 – 480 с., 16 л. ил.  – (Жизнь замечательных людей)
3.    Карпычева Л. А. Одесская Стурдзовская община сердобольных сестер // Медицинская сестра. - 2002. - № 2.
4.    Мирский, М. Б. История медицины и хирургии : учебное пособие для студентов учреждений высш. проф. образования. / М. Б. Мирский - М. : ГЭОТАР-Медиа, 2010. - 528 с.
5.    Петров, Б. Д. От Гиппократа до Семашко: преемственность идей : (очерки и портр.) / Б. Д. Петров. - М. : Медицина, 1990. - 165, [2] с. : ил. 
6.    Пирогов Н. И. Вопросы жизни. Дневник старого врача : юбил. изд., посвящ. 200-летию со дня рожд. Н. И. Пирогова / Н. И. Пирогов ; Нац. мед.-хирург. центр им. Н.И. Пирогова. - М. : Глаголъ, 2010. - 440 с.: ил.
7.    Пирогов Н. И. Севастопольские письма и воспоминания / Н. И. Пирогов. – М. : Изд-во Академии Наук СССР, 1950. – 649 с.: ил, портр.
8.    Сергеев-Ценский, С. Н. Собрание сочинений: в 12 т., Т. 5, Т. 6, Т. 7 [Севастопольская страда. Эпопея ].- М.: Правда, 1967.
9.    Сорокина Т. С. История медицины: учебник. – М. ПАИМС, 1994. – 384 с., ил.
10.    Сысоев В. И. Сестра милосердия Екатерина Бакунина / В. И. Сысоев. – СПб., Тверь : Золотая Книга Санкт-Петербурга, 2012. – 376 с. : ил.
11.    Толстой Л. Н. Рассказы / Л. Н. Толстой. – Л.: Худож. лит., 1981. – 352 с., ил.
12.    Харламов, Е. В. Российская школа бескорыстия  : монография / Е. В. Харламов, О. Ф. Киселева. - Ростов н/Д : Изд-во РостГМУ, 2012. - 348, [2] с. : ил. - Библиогр. : с. 344-347.
13.    Юдин С. С. Размышления хирурга / С. С. Юдин ; [предисл. Б. В. Петровского, послесл. А. Г. Спиркина]. - М. : Медицина, 1968. - 367  с. : ил.
14.     http://www.omophor.ru/articles/pokrovskaya-obshchina-sester-miloserdiya

 

"Памяти Ю. П. Вревской"

 На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращенного в походный военный гошпиталь, в разоренной болгарской деревушке - с лишком две недели умирала она от тифа.

Она была в беспамятстве - и ни один врач даже не взглянул на нее; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще могла держаться на ногах, поочередно поднимались с своих зараженных логовищ, чтобы поднести к ее запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка.

Она была молода, красива; высший свет ее знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочились... два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез.

Нежное кроткое сердце... и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи... она не ведала другого счастия... не ведала - и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась - и вся, пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним.

Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда - а теперь, конечно, не узнает.

Да и к чему? Жертва принесена... дело сделано.

Но горестно думать, что никто не сказал спасибо даже ее трупу - хоть она сама и стыдилась и чуждалась всякого спасибо.

Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на ее могилу!

Сентябрь, 1878

И. С. Тургенев

 

С. В. Замылина,

заведующая отделом гуманитарно-просветительской работы библиотеки ВолгГМУ